Исковая давность по требованиям об оспаривании отцовства (материнства)

В настоящее время семейное законодательство не предусматривает срока исковой давности для предъявления иска об оспаривании отцовства (материнства). В то же время в ст. 49 КоБС РСФСР 1969 г. установлен годичный срок для оспаривания подобной записи. Причем лицо, записанное в качестве отца или матери ребенка, было вправе оспорить произведенную запись в течение года с того времени, когда ему стало известно или должно было стать известным о произведенной записи. Таким образом, срок исковой давности начинает отсчитываться не с момента, когда лицу стало известно, что оно не является отцом (матерью) ребенка, а с момента, когда оно узнало о произведенной записи. Безусловно, подобная формулировка была направлена на защиту интересов ребенка, однако зачастую нарушала права лиц, которые могли быть введены в заблуждение относительно своего отцовства (материнства) и в дальнейшем лишались права на оспаривание записи.

В настоящее время особую актуальность приобрел вопрос об установлении происхождения детей при применении методов вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ). Применение методов ВРТ так или иначе связано с существованием у людей проблем с зачатием, вынашиванием и (или) рождением ребенка.

  • Во-первых, при применении этих методов возможно использование как донорского материала (яйцеклеток и сперматозоидов), так и материала заказчика (заказчиков). Так, если по каким-либо причинам оказывается невозможным зачатие в естественных условиях при том, что генетический материал будущих родителей сам по себе является качественным, возможно проведение искусственной инсеминации спермой мужа (когда сперма вводится непосредственно в полость матки) либо искусственного оплодотворения яйцеклетки жены спермой мужа in vitro (в пробирке) с последующей пересадкой (имплантацией) эмбриона. В таком случае лица-заказчики будут являться генетическими родителями ребенка и проблем с установлением отцовства и материнства не возникнет. То же самое можно сказать и о случае, когда к использованию методов ВРТ прибегает одинокая (незамужняя) женщина. При искусственной инсеминации или имплантации эмбриона при условии использования яйцеклетки заказчицы она и будет являться генетической матерью ребенка.
  • Во-вторых, при применении методов ВРТ возможно частичное или полное использование донорского материала. Так, супруга может быть оплодотворена донорской спермой либо полученный с помощью донорского материала эмбрион в дальнейшем пересажен супруге.
    Наконец, самой сложной и с моральной, и с правовой точек зрения является ситуация с привлечением к вынашиванию ребенка посторонней женщины (суррогатной матери). В этом случае для получения эмбриона, который впоследствии будет пересажен суррогатной матери, возможно использование генетического материала родителей-заказчиков либо частичное или полное использование донорского материала. Таким образом, теоретически в «создании» ребенка могут принимать участие пять человек: супруги-заказчики, доноры спермы и яйцеклеток и суррогатная мать.

Поскольку в СК РФ заложен принцип кровного происхождения ребенка, то в случае использования донорских материалов могут возникнуть сложности при установлении отцовства и материнства. Безусловно, при подготовке СК РФ его разработчики не могли не отреагировать на развитие медицинских технологий и обойти вниманием регулирование вопроса об установлении отцовства и материнства при применении методов ВРТ. Однако реакцию эту можно назвать весьма осторожной. И, как показала практика, - несовершенной.
Правила установления отцовства и материнства при применении методов ВРТ содержатся в ст.ст. 51 и 52 СК РФ.
Формулировки указанных статей, мягко говоря, оставляют желать лучшего.

Например, из указанных статей совершенно четко следует, что если при применении методов ВРТ была использована донорская сперма, то супруг, дававший на это согласие, впоследствии не вправе будет оспорить свое отцовство, ссылаясь на тот факт, что ребенок от него не происходит. Однако не понятно, почему точно такое же указание не сделано в отношении супруги. Например, супруге был пересажен эмбрион, полученный в результате оплодотворения донорской яйцеклетки донорской спермой. В такой ситуации супруг, дававший на это согласие, не вправе будет оспорить свое отцовство. А супруга – вправе оспорить материнство? Однако этот вывод трудно согласуется с нормой, содержащейся в абзаце первом п. 4 ст. 51 СК РФ. Следовательно, супруги, дававшие согласие на проведение названных процедур, будут записаны родителями независимо от их желания и независимо от того, чей материал использовался при проведении этих процедур. Зачем же тогда в дальнейшем законодатель еще раз говорит о запрете оспаривания супругом отцовства?

Если же к вынашиваю ребенка привлекалась посторонняя женщина, то в случае записи родителями ребенка супругов-заказчиков, они в дальнейшем не смогут оспорить свое отцовство (материнство) со ссылкой на рождение ребенка другой женщиной. Здесь, как видим, законодатель говорит не только о запрете оспаривания отцовства, но и о запрете оспаривания материнства.

В случае привлечения к вынашиванию ребенка суррогатной матери именно она в случае рождения ребенка имеет преимущественное право быть записанной в качестве его матери. Однако избранный законодателем подход к решению этого вопроса достаточно активно критикуется. Отношения с суррогатной матерью регулируются договором, заключенным между родителями-заказчиками и суррогатной матерью.
Не решен вопрос о правовом статусе мужа суррогатной матери. Необходимо ли получать согласие мужа на проведение его жене операции по имплантации эмбриона? Будет ли он записан отцом ребенка в случае, если суррогатная мать пожелает оставить ребенка себе? Если он будет записан отцом ребенка, сможет ли он оспорить произведенную запись?

Остается открытым и вопрос о том, может ли суррогатная мать, записанная матерью ребенка, предъявить к биологическому (генетическому) отцу ребенка, который вместе со своей супругой заключал договор с суррогатной матерью, иск об установлении отцовства и взыскании алиментов?

Отношение к суррогатному материнству в мире неоднозначное: от разрешения любых форм суррогатного материнства до уголовного наказания за проведение подобных операций.

Другие материалы в этой категории: « Оспаривание отцовства (материнства)